Лого

Читайте также:

Чуть некаждую неделю по расписанию приходили и уходили малые межконтинентальныегрузовые ракеты, но этот запуск... Совсем другое дело - сила, мощь...Луна и дальше...   &n..

   

A rough woodenbench had been placed against the trunk; and on this Montanelli sat down.Arthur was studying philosophy at the university; and, coming to adiffic..

   

Сам-то я как поступал? Чуть только спелись сердца - глядь, и тела туда же за ними, - челядь берет пример с господ! И выходит на поверку..

   

Другие книги автора:

«Try to Create»

«Love»

«Слово о полку Игореве»

«Волга»

«The Sphinx»

Все книги


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Бальмонт Константин Дмитриевич - Статьи - Константин Бальмонт (Русская поэзия серебряного века)

Все статьи


Константин Бальмонт (Русская поэзия серебряного века)



В начале века Константин Дмитриевич Бальмонт - популярнейший из русских поэтов. "Кто равен мне в моей певучей силе? Никто, никто",- горделиво заявлял он. Особой музыкальности стиха, "певучей силе", с которой Бальмонт выразил переживания лирического Я, настроения времени, он и был обязан небывалому успеху у читателя, признанию со стороны Чехова, Чайковского, Горького, Брюсова, Блока, Анненского.

Происходил Бальмонт из дворянской семьи, вырос в усадьбе близ Шуи Владимирской губернии и рано пленился "печальной красотой" среднерусской природы (за "ее и "десяти Италии не возьму", писал поэт). Участник революционных кружков, Бальмонт был исключен из гимназии и университета; высокую филологическую культуру, знание множества языков дало ему самообразование, длившееся всю жизнь. Литературным "восприемником" Бальмота стал Короленко, пожелавший самодисциплины дару юноши. Но этому совету Бальмонт не внял; творя "с радостной торопливостью", он впадал в многословие и бессчетно повторялся. Наследие поэта крайне неровно; среди десятков книг его лирики в стихах и прозе испытание временем выдержало далеко не всё.

Первый, ученический "Сборник стихотворений" Бальмонт издал в 1890 г. К символизму обратился после встречи в 1894 г. с Брюсовым, став затем одним из первых в кружке поэтов издательства "Скорпион". Меланхолическую "осеннюю" лирику природы и любви (сб. "Под северным небом". М., 1894 и "В безбрежности". М., 1895) сменили в книге Бальмонта "Горящие здания" (М., 1900) "кинжальные слова" героя-индивидуалиста, примерявшего модную ницшеанскую маску ("Всё равно мне, человек/Плох или хорош..."). Образ русского декадента, "брата" Бодлера и Э. По, эпатирующее презрение к общепринятому, грим "художника-дьявола" часто мешали видеть другой лик Бальмонта-поэта, чьей доминантой Аиненский считал "нежность и женственность". В стихах Бальмонта рядом с "цветами зла" росли и "придорожные травы", "смятые невидевшим тяжелым колесом",- этот навеянный Некрасовым символ участи обездоленных. В стремлении быть "испанцем", жаждавшим "цветов багряных", Бальмонт порой попадал на грань безвкусицы (пресловутое "Хочу быть дерзким, хочу быть смелым... Хочу одежды с тебя сорвать"); искреннее и долговечнее оказались "утренние" мотивы его любовной лирики.

Подъем творческой и политической активности поэт испытал в канун первой русской революции. Его лучший сборник "Будем как Солнце" (М., 1903) запечатлел в космических метафорах переживание единства поэта с животворящими силами бытия и своеобразно выразил мажорное общественное настроение. Сатиры Бальмонта на "Николая Последнего", ходившие в списках ("Маленький султан", "Наш царь - Мукден, наш царь - Цусима"), а также его гимны революционным рабочим в большевистской газете "Новая жизнь", в изданной горьковским "Знанием" и конфискованной полицией книжке "Стихотворения" (СПб., 1906) заставили его уйти в эмиграцию до 1913 г.

Увлекающейся, "стихийной" натуре Бальмонта оказалась близка возникшая в бурно менявшемся мире "философия мгновения" ("Я каждой минутой сожжен/Я в каждой измене живу"). Впечатлительности "петроподобного" лирического героя ответили приёмы субъективного импрессионизма с его непосредственностью самовыражения, летучей зыбкостью образа и "внезапной строкой", спешившей "сказать мгновенью "Стой!"". Но еще Вяч. Иванов заметил, что, при всем многообразии художественных личин, Бальмонт-романтик оставался верен красоте порыва к "горным вершинам" творчества и непримирим к "трусости духа" и "раболепию рабов".

Импровизационному в своей сути искусству Бальмонта, понимавшего "поэзию как волшебство" (так он назвал свою лекцию 1914 г.), было чуждо все рассудочное. "Творец-ребенок", восхищенно писала о Бальмонте Цветаева, противоставляя его моцартианство сальеризму Брюсова.

Бальмонту редко давалась стилизация; "заморским гостем", по слову Цветаевой, оставался он даже в сфере русского фольклора (напр., в сб. "Жар-птица". М., 1907). Тем не менее ряд книг посвятил вариациям на темы поэзии народов мира, от древних ацтеков до западных славян (напр., "египетские" стихи в сб. "Зарево зорь". М., 1912). Страстный путешественник, Бальмонт побывал на всех континентах; он один из видных русских переводчиков (сочинений Кальдерона, Шелли, Э. По, Калидасы, Руставели и мн. др.). Но широта творчества мешала его глубине. В сборниках 1910-х годов ("Ясень. Видение древа." М., 1916; "Сонеты солнца, меда и луны." М., 1917) мастерство стиха не вернуло поэзии Бальмонта былой силы. Лишь в самых поздних стихотворениях, подсказанных тоской по родине, выступил ее проникновенный образ. Уехав из Москвы в 1920 г. (как ему тогда казалось, ненадолго), поэт провел на чужбине более двадцати лет и умер нищим, полузабытым и полубезумным в одном из пригородов Парижа.

Источник: www.litera.ru/stixiya


Тем временем:

....
Что я, с ума сошел? Подожди, может, это ты со мной не хочешь?.. Тогда в чем
дело?.. Ну вот еще, нашел чем шутить... Голова-то, да (держится за голову),
естественно... Но, слава богу, пока цела... Вчера-то? (Со вздохом.) Да вот
вспоминаю... Нет, всего я не помню, но... (Вздох.) Скандал - да, скандал
помню... Зачем устроил? Да вот и сам думаю - зачем? Думаю, не могу понять -
черт знает зачем!.. (Слушает, с досадой.) Не говори... Помню... Помню...
Нет, конца не помню. А что, Дима, что-нибудь случилось?.. Честное слово, не
помню... Милиции не было?.. Свои? Ну, слава богу... Обиделись?.. Да?.. Что
они, шуток не понимают?.. Ну и черт с ними. Переживут, верно?.. И я так
думаю... Ну ладно. Как же мы теперь? Когда выезжаем?.. Ждать? А когда он
начался?.. Еще вчера? Что ты говоришь!.. Не помню - нет!.. (Ощупывает
челюсть.) Да! Слушай, а драки вчера не было?.. Нет?.. Странно... Да, кто-то
врезал. Разок... Да, по морде... Думаю, что кулаком. Интересно кто, ты не
видел?.. Ну не важно... Да нет, ничего страшного. Удар вполне культурный...

Стук в дверь.

Дима! А что, если он зарядил на неделю?.. Да нет, я не волнуюсь... Ну
ясно... Сижу дома. В полной готовности. Жду звонка... Жду... (Положил
трубку.)

Стук в дверь.

Войдите.

В дверях появляется венок. Это большой, дешевый, с крупными бумажными
цветами и длинной черной лентой сосновый венок. Вслед за ним появляется
несущий его мальчик лет двенадцати. Он всерьез озабочен исполнением
возложенной на него миссии.

(Весело.) Привет!

МАЛЬЧИК. Здравствуйте. Скажите, вы Зилов?
ЗИЛОВ. Ну я.
МАЛЬЧИК (поставил венок у стены). Вам.
ЗИЛОВ. Мне?.. Зачем?

Мальчик молчит.

Слушай, парень. Ты что-то путаешь...
МАЛЬЧИК. Вы - Зилов?
ЗИЛОВ. Ну и что?..
МАЛЬЧИК. Значит, вам.
ЗИЛОВ (не сразу). Кто тебя послал?.. А ну, сядь сюда.
МАЛЬЧИК. Мне надо идти.
ЗИЛОВ. Садись.

Мальчик садится.

(Разглядывает венок, поднимает его, расправляет черную ленту, надпись
на ней читает вслух...

   






© 2003-2018 Rulib.NET
Координатор проекта: Российская Литературная Сеть, Администратор сайта: . Сайт работает под управлением системы "Электронный Библиотекарь" 4.7

Правовая информация: если Вы являетесь автором и/или правообладателем любых из представленных на страницах нашей библиотеки произведений, и возражаете против их нахождения в открытом доступе - сообщите нам по адресу и мы немедленно удалим указанные работы.

Администратор сайта и координатор проекта не несут ответственности за содержание рекламных материалов и информации, размещаемой посетителями, однако принимают все необходимые и достаточные меры для контроля. Перепечатка материалов сервера возможна лишь при обязательном условии ссылки на ресурс https://balmont.net.ru/, с указанием автора материала и уведомлением администрации ресурса о дате и месте размещения.


При поддержке ""