Лого

Читайте также:

Fouquet raised his head, and a flash gleamed from his eyes. "Are you sure of what you say?" cried he."Here is the proof, monseigneur...

   

Асфальта совсем не видно, все заросло цветамии травой. Десять лет он бродит вот так, то среди дня, то ночами, отшагалтысячи миль, но еще ни разу ему не по­встречался ни один пешеход, ни разу...

   

Он стал хозяином скалы и деревьев. У него появилась еще одна рука, да что я говорю... сотня рук! Где вы нашли Его. Ка самодовольно усмехнулся: - Я не нашел Его...

   

Другие книги автора:

«Поклонение кресту»

«"I Once Was a Son Of the Earth..."»

«Love»

«Прощальный взгляд»

«Письма»

Все книги


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Бальмонт Константин Дмитриевич - Рефераты и сочинения - Анализ стихотворения Бальмонта В безбрежности

Все рефераты и сочинения


Анализ стихотворения Бальмонта В безбрежности





Землю целую и неустанно,
ненасытно люби, всех
люби, ищи восторга
и исступления сего.
Ф.М. Достоевский.


Этот эпиграф к своему стихотворению "В безбрежности" поэт взял далеко не случайно. Значит, разговор пойдёт о сверхлюбви, в понимании житейской и настоящей любви, восторженного поэта:
Я мечтою ловил уходящие тени,
Уходящие тени погасавшего дня,
Я на башню всходил, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.
Как истинный символист, Бальмонт строит форму на символах, создавая гиперболический образ героя. "Тени" - это прошлое, которое выступает по воле поэта в роле будущего. В поэзии, оказывается, это возможно.
И чем выше я шёл, тем сильнее рисовались,
Тем ясней рисовались очертанья вдали,
И какие-то звуки вдали раздавались,
Вокруг меня раздавались от Небес и Земли.
Рефреном идущие слова - "рисовались", "вдали", "раздавались" - создают двойной эффект действия: музыку и ритм движения. Это подтверждает пристрастное отношение Бальмонта - символиста к звуку и музыкальности стиха. Есть третья особенность, достигаемая рефреном: близкое становится далёким, а далёкое близки, и в постоянном чередовании пространств - гармония. Поэтому не страшно отдаляться от чего-то дорогого сердцу, потому что впереди - мир ещё прекраснее высвечивает это же самое, оставшееся вовсе не в прошлом пространстве…
Чем я выше всходил, тем светлее сверкали,
Тем светлее сверкали выси дремлющих гор,
И сияньем прощальным как будто ласкали,
Словно нежно ласкали отуманенный взор.
Повинуясь новым ощущениям и принимая их как откровение, поэт, а вернее - лирический герой делает ещё одно открытие: всё встречное и вызывающее в его душе восторг одновременно и прощается с ним. Восторг встречи и грусть прощанья сливаются в божественное чувство блаженства со слезами на глазах. Это высшее состояние человеческого духа, но до следующего шага ввысь…
И внизу подо мною уже ночь наступила,
Уже ночь наступила для уснувшей Земли,
Для меня же блистало дневное светило,
Огневое светило догорало вдали.
Лирический герой переводит дух и в этот момент оценивает реальное своё положение в мире. Куда он зашёл? Первое сомнение вкралось в душу, потеснив восторг новизны. А зашёл он туда, где уже нет его Оберега - Земли, нет рядом Бога - Нового, нет вечного приюта душе человека. Замешательство усиливает момент догорания солнца, исчезает и последних между Богом и Землёй.
Я узнал, как ловить уходящие тени,
Уходящие тени потускневшего дня,
И всё выше я шёл, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.
Лирический герой начинает оправдывать целесообразность восхождения. Как бы ни было, он узнал, прикоснулся к тайне высшей любви, ко всему сущему, но он опередил события. Тени уже обгоняют его, те самые, которые несколько мгновений назад он научился "ловить".
Но лирическому герою не хочется возвращаться в исходную точку, хотя он уже в этом не волен. Ему осталось только сохранять позу, что он и делает: имитирует движение вверх. Но это - самообман. Это уже - память о чудных мгновениях. И снова, чтобы войти в состояние блаженства, надо, как советует Достоевский, целовать землю, всех любить.
Таков лирический герой Бальмонта в им же созданном мире. Он не может смириться с тем, что восторг зависит от необъятности мирового пространства, и этим приближает новые и новые открытия для человеческой души.
Бальмонту суждено было стать одним из значительных представителей нового символического искусства в России. Однако у него была своя позиция понимания символизма как поэзии, которая, помимо конкретного смысла, имеет содержание скрытое, выражаемое с помощью намёков, настроения, музыкального звучания. Из всех символистов Бальмонт наиболее последовательно разрабатывал импрессионизм - поэзию впечатлений.

Источник:http://www.litra.ru/

Тем временем:

... - Signieret Von Uns: Rhampsenitus Rex.

    Rhampsenit hat Wort gehalten, Nahm den Dieb zum Schwiegersohne, Und nach seinem Tode erbte Auch der Dieb Agyptens Krone.


    Er regierte wie die Andern, Schutzte Handel und Talente; Wenig, hei?t es, ward gestohlen Unter seinem Regimente.

    

    Der wei?e Elefant

    Der Konig von Siam, Mahawasant, Beherrscht das halbe Indienland, Zwolf Konge, der gro?e Mogul sogar, Sind seinem Szepter tributar.

    Alljahrlich mit Trommeln,"Posauneo und Falnen Ziehen nach Siam die Zinskarawanen; Viel tausend Kamele, hochberuckte, Schleppen die kostbarsten Landesprodukte.

    Sieht er die schwerbepackten Kamele, So schmunzelt heimlich des Konigs Seele; Offentlich freilich pflegt er zu jammern, Es fehle an Raum in seinen Schatzkammern.

    Doch diese Schatzkammern sind so weit, So gro? und voller Herrlichkeit; Hier uberflugelt der Wirklichkeit Pracht Die Marchen von Tausend und Eine Nacht.

    »Die Burg des Indra« hei?t die Halle, Wo aufgestellt die Gotter alle, Bildsaulen von Gold, fein ziselieret, Mit Edelsteinen inkrustieret.

    Sind an der Zahl wohl drei?ig Tausend, Figuren abenteuerlich grausend, Mischlinge von Menschen- und Tiergeschopfen, Mit vielen Handen und vielen Kopfen.

    Im »Purpursaale« sieht man verwundert Korallenbaume dreizehnhundert, Wie Palmen gro?, seltsamer Gestalt, Geschnorkelt die Aste, ein roter Wald.

    Das Estrich ist vom reinsten Kristalle Und widerspiegelt die Baume alle. Fasanen vom buntesten Glanzgefieder Gehn gravitatisch dort auf und nieder.

    Der Lieblingsaffe des Mahawasant Tragt an dem Hals ein seidenes Band, Dran hangt der Schlussel, welcher erschleu?t Die Halle, die man den Schlafsaal hei?t...

   






© 2003-2018 Rulib.NET
Координатор проекта: Российская Литературная Сеть, Администратор сайта: . Сайт работает под управлением системы "Электронный Библиотекарь" 4.7

Правовая информация: если Вы являетесь автором и/или правообладателем любых из представленных на страницах нашей библиотеки произведений, и возражаете против их нахождения в открытом доступе - сообщите нам по адресу и мы немедленно удалим указанные работы.

Администратор сайта и координатор проекта не несут ответственности за содержание рекламных материалов и информации, размещаемой посетителями, однако принимают все необходимые и достаточные меры для контроля. Перепечатка материалов сервера возможна лишь при обязательном условии ссылки на ресурс https://balmont.net.ru/, с указанием автора материала и уведомлением администрации ресурса о дате и месте размещения.


При поддержке ""