Смотрите также:

Рецензия Блока на два сборника Бальмонта

Н.И.Балашов. На пути к не открытому до конца Кальдерону

М.Стахова. Константин Бальмонт (Судьбы поэтов серебряного века)

Д.Г.Макогоненко. Кальдерон в переводе Бальмонта

И. Ф. Анненский. Бальмонт-лирик

Все статьи


О поэтике Константина Бальмонта

Трудности перевода поэмы Бальмонта Э.По

Поэма Э. По Ворон в творческой интерпретации К. Бальмонта

Анализ стихотворения Бальмонта В безбрежности

Проблема перевода поэмы Э. По “Ворон” К. Бальмонтом (реферат)

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:




Ваши закладки:

Вы читаете «Переводы Эдгара По. Прощальный взгляд», страница 1 (прочитано 0%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Переводы Эдгара По. Прощальный взгляд



Константин Бальмонт. Прощальный взгляд


Послесловие переводчика

Слова отошедших людей. Воскресшие тени. Долго спавшая мумия, в красивых
своих и душистых пеленах, вдруг ожившая от взгляда Любви.
Оживляет Любовь, и прощает, если нужно прощать, и не помнит злого, а
лишь красиво-благое, и стирает-стирает нежною рукою прах, и пепел, и все,
что есть серого цвета.
Красива поэтесса Елена Уитман, и звенящею болью, но и музыкой боли, и
безмерною пыткой, но и долгим служеньем души душе - полна любовь, связавшая
навеки два имени - Елена и Эдгар.
Чаровательница и рабыня своих женских страхов, женщина, полюбившая
ангела, демона, духа, кого-то, кто был больше, чем человек, и потому
испугавшаяся, - нежная Сибилла, заманившая и себя и другую душу в колдования
любви, а когда другая душа явила себя вулканической, смутившаяся и
потерявшая смелость повиновения голосу собственного сердца, - без обмана
обманувшая, без неправды обманутая, - изломанная игрушка неосторожно начатой
игры, священно-вечной, в которую играют все Миры, воспламененные в своих
полетах по Небу, - и в возмездие прикованная еще на годы, на десятки лет, к
Земле, меж тем как в Небо могла улететь с небесным, - мир тебе, тень
красивая, ты долго молилась в ночной своей часовне и думала, что это молитва
о падшем, и не знала, что это мысль о взнесенном, и не знала, что это
молитва - о себе.
На одном из сохранившихся оттисков когда-то только что отпечатанной
"Эврики", на белом листке, четким почерком Эдагара По начертаны слова: "Мука
соображения, что мы утратим нашу личную тождественность, самоотдельное
тождество, прекращается фазу, когда мы отдадим себе в дальнейшем размышлении
отчет в том, что развитие этого явления есть поглощение каждым отдельным
разумом всех других разумов (то есть Вселенной) в свой собственный. Чтобы
Бог мог быть всем во всем, _каждый_ должен сделаться Богом".
Эти сверхчеловечески прекрасные слова, этот радостный зов на вершины
высочайшего зрения, величайшей мощи, веленья безграничного и блеска
чистейших кристаллов - этот клич Вестника, что пришел не отсюда -
заблудившаяся Елена Уитман называет гордым самоутверждением и говорит, что
здесь изобличается таинственное отъединение от Божеского сердца, тогда как
именно здесь единственно верное к нему устремление, если оно должно понято
умным и любящим сердцем.
Эдгар По мог бы сказать слова, которых он не произносил:

Кто любит мед и млеко,
Ведет его дорога
От Богочеловека
До Человекобога.
Но все свои желанья
Исчерпав до свершенья,
Он выберет страданье
Как средство достиженья.


Страницы: (4) : 1234

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

... Я могу
остаться в пятницу. Или в субботу.
- Нет, сегодня, - раздражительно выговорила Лиза, - я этого хочу.
- Я тоже, - просто ответил Головкер.
И затем:
- Останусь, если вы добавите мне рубль на такси. С возвратом,
разумеется...
Так они стали мужем и женой. Муж был инспектором-гигиенистом в
управлении столовых. Жена, отдав ребенка в детский сад, поступила на
фабрику. Работала там в местной амбулатории.
А потом начались скандалы. Причем без всяких оснований. Просто Головкер
был доволен жизнью, а Лиза нет.
Головкер приобрел в рассрочку цветной телевизор и шкаф. Купил в
зоомагазине аквариум. Стал задумываться о кооперативе. Лиза в ответ на это
говорила:
- Зачем? Что это меняет?
И дальше:
- Неужели это все? Ведь годы-то идут...
Лиза, что называется, задумывалась о жизни. Прерывая стирку или
откладывая шитье, говорила:
- Ради чего все это? Ну, хорошо, съем я еще две тысячи пирожных. Изношу
двенадцать пар сапог. Съезжу в Прибалтику раз десять...
Головкер не задумывался о таких серьезных вещах. Он спрашивал: "Чем
тебя не устраивает Прибалтика?" Он вообще не думал. Он просто жил и все.
Лишь однажды Головкер погрузился в раздумье. Это продолжалось больше
сорока минут. Затем он сказал:
- Лиза, послушай. Когда я был студентом первого курса, Дима Фогель
написал эпиграмму: "У Головкера Боба попа втрое шире лба!" Ты слышишь? Я
тогда обиделся, а сейчас подумал - все нормально. Попа и должна быть шире
лба. Причем как раз втрое, я специально измерял...
- И ты, - спросила Лиза, - пять лет об этом думал?
- Нет, это только сегодня пришло мне в голову...
Через год Лиза его презирала. Через три года - возненавидела.
Головкер это чувствовал. Старался не раздражать ее. Вечерами смотрел
телевизор. Или помогал соседу чинить "Жигули".
Спали они вместе редко. Каждый раз это была ее неожиданная причуда.
Заканчивалось все слезами.
А потом началась эмиграция. Сначало это касалось только посторонних...