Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/u31157/data/www/balmont.net.ru/setting.php:38) in /home/u31157/data/www/balmont.net.ru/index.php on line 45

Warning: file(http://www.geteiogann.net.ru/books/451/1) [function.file]: failed to open stream: HTTP request failed! HTTP/1.1 404 Not Found in /home/u31157/data/www/balmont.net.ru/lib.php on line 1328
Лого

Читайте также:

У меня не было бы ни минуты душевного покоя, если бы он остался без вашего попечения и влияния. Я поговорю с ним перед отъездом о его..

   

) И как можно несуразнее использовались двенадцать часов их отдыха. За счЈт этих двенадцати часов их вели из зоны в зону, строили, обыскивали...

   

Очень парко было, и от поклонов моих загорелось у меня все внутри и до смерти пить захотелось.Бывают ручейки в наших лесах, от ручейков расходятся лапки, от лапок мочежинки или просто даже потные места...

   

Смотрите также:

Лев Озеров. Константин Бальмонт и его поэзия

Рецензия Блока на два сборника Бальмонта

Михаил Эпштейн. Константин Бальмонт (Природа, мир, тайник вселенной...)

Константин Бальмонт (Русская поэзия серебряного века)

И. Ф. Анненский. Бальмонт-лирик

Все статьи


Проблема перевода поэмы Э. По “Ворон” К. Бальмонтом (реферат)

Трудности перевода поэмы Бальмонта Э.По

Основоположник символизма в русской поэзии

Анализ стихотворения Бальмонта В безбрежности

О поэтике Константина Бальмонта

Все рефераты и сочинения


Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:

Вы читаете «Возмущение Ислама», страница 6 (прочитано 4%)

Коррекция ошибок:

На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.

Возмущение Ислама



При таком порядке вещей Форд не более может быть
назван подражателем Шекспира, чем Шекспир подражателем Форда. Между двумя
этими людьми было, может быть, немного других точек соприкосновения, кроме
всеобщего и неизбежного влияния их эпохи. Это именно то влияние, от которого
не властен ускользнуть ни самый ничтожный писака, ни самый возвышенный гений
какого бы то ни было времени; уклониться от такого влияния не пытался и я.
Я выбрал для своей Поэмы спенсеровскую стансу - размер необыкновенно
красивый - не потому, что я считаю ее более тонким образцом поэтической
гармонии, чем белый стих Шекспира и Мильтона {Мильтон стоит одиноко в эпохе,
которую он озарял.}, а потому, что в области последнего нет места для
посредственности: вы или должны одержать победу, или совершенно пасть.
Этого, пожалуй, должен был бы желать дух честолюбивый. Но меня привлекала
также блестящая пышность звука, которой может достигнуть ум, напитанный
музыкальными мыслями, правильным и гармоническим распределением пауз в этом
ритме. Есть, однако, места, где я потерпел в своей попытке полную неудачу,
одно место я прошу читателя рассматривать как простую ошибку, ибо в середине
стансы я, неосмотрительным образом, оставил александрийский стих.
Но как в этом, так и в других отношениях я писал без колебания. Это
истинное несчастье нашего времени, что современные писатели, совершенно не
думая о бессмертии, необыкновенно чувствительны к временным похвалам и
порицаниям. Они пишут и в то же время трепещут разных обозрений, которые как
будто у них перед глазами. Подобная система критики возникла в тот
оцепенелый промежуток времени, когда поэзии вовсе не было. Лонгин не мог
быть современником Гомера, ни Буало современником Горация. Но такой род
критики никогда и не притязал на утверждение своих приговоров как таковых:
эта критика, нимало не похожая на истинное знание, не предшествовала мнению
людей, а всегда следовала за ним, она хотела бы даже и теперь, ценой своих
ничтожных похвал, подкупить некоторых из величайших наших поэтов, чтобы они
наложили добровольные оковы на свою фантазию и сделались бессознательными
соучастниками в ежедневном убиении каждого гения, не столь стремительного
или не столь счастливого, как они. Я старался поэтому писать так, как
писали, по моему представлению, Гомер, Шекспир и Мильтон, с крайним
пренебрежением к безымянным осуждениям. Я уверен, что клевета и искажение
моих мыслей могут вызвать во мне соболезнование, но не могут нарушить мой
покой. Я уразумею выразительное молчание тех проницательных врагов, которые
не осмеливаются говорить сами. Из оскорблений, поношений и проклятий я
постарался извлечь те увещания, которые могут содействовать исправлению
каких бы то ни было несовершенств, открытых подобными осудителями в моем
первом серьезном обращении к публике.



Источник:


Страницы: (122) : 123456789101112131415 ...  >> 

Полный текст книги

Перейти к титульному листу

Версия для печати

Тем временем:

...

"Родимый, лесной царь со мной говорит:
Он золото, перлы и радость сулит". -
"О нет, мой младенец, ослышался ты:
То ветер, проснувшись, колыхнул листы".

"Ко мне, мой младенец; в дуброве моей
Узнаешь прекрасных моих дочерей:
При месяце будут играть и летать,
Играя, летая, тебя усыплять".

"Родимый, лесной царь созвал дочерей:
Мне, вижу, кивают из темных ветвей". -
"О нет, все спокойно в ночной глубине:
То ветлы седые стоят в стороне".

"Дитя, я пленился твоей красотой:
Неволей иль волей, а будешь ты мой". -
"Родимый, лесной царь нас хочет догнать;
Уж вот он: мне душно, мне тяжко дышать".

Ездок оробелый не скачет, летит;
Младенец тоскует, младенец кричит;
Ездок погоняет, ездок доскакал...
В руках его мертвый младенец лежал.

1818 г.



Johann Wolfgang Goethe "Erlkoenig"

И. Гете "ЛЕСНОЙ ЦАРЬ"
(на немецком языке)

Wer reitet so spaet durch Nacht und Wind?
Es ist der Vater mit seinem Kind;
Er hat den Knaben wohl in dem Arm,
Er fasst ihn sicher, er haelt ihn warm.

"Mein Sohn, was birgst du so bang dein Gesicht?"
"Siehst, Vater, du den Erlkoenig nicht?
Den Erlenkoenig mit Kron` und Schweif?"
"Mein Sohn, es ist ein Nebelstreif." --

"Du liebes Kind, komm, geh mit mir!
Gar schoene Spiele spiel` ich mit dir;
Manch bunte Blumen sind an dem Strand;
Meine Mutter hat manch guelden Gewand." --

"Mein Vater, mein Vater, und hoerest du nicht,
Was Erlenkoenig mir leise verspricht?"
"Sei ruhig, bleib ruhig, mein Kind!
In duerren Blaettern saeuselt der Wind." --

"Willst, feiner Knabe, du mit mir gehn?
Meine Toechter sollen dich warten schoen;
Meine Toechter fuehren den naechtlichen Reihn
Und wiegen und tanzen und singen dich ein." --

"Mein Vater, mein Vater, und siehst du nicht dort
Erlkoenigs Toechter am duestern Ort?"
"Mein Sohn, mein Sohn, ich seh` es genau,
Es scheinen die alten Weiden so grau...

   






© 2003-2018 Rulib.NET
Координатор проекта: Российская Литературная Сеть, Администратор сайта: . Сайт работает под управлением системы "Электронный Библиотекарь" 4.7

Правовая информация: если Вы являетесь автором и/или правообладателем любых из представленных на страницах нашей библиотеки произведений, и возражаете против их нахождения в открытом доступе - сообщите нам по адресу и мы немедленно удалим указанные работы.

Администратор сайта и координатор проекта не несут ответственности за содержание рекламных материалов и информации, размещаемой посетителями, однако принимают все необходимые и достаточные меры для контроля. Перепечатка материалов сервера возможна лишь при обязательном условии ссылки на ресурс https://balmont.net.ru/, с указанием автора материала и уведомлением администрации ресурса о дате и месте размещения.


При поддержке ""